Зал №2: Испытатель Евгений Андреев

ПетяПоздравляю! Вы правильно ответили на вопрос. Родриго Матео – это же сам летчик Серов, такое имя дали Анатолию Серову испанцы. 

Небо любит отважных. Евгений Андреев, о котором я сейчас вам расскажу,  был человеком огромного мужества, храбрости и самодисциплины. Его по праву можно назвать великим парашютистом-испытателем.

Рекорд по времени свободного падения не побит!

Е.Н.Андреев Будущий Герой Советского Союза и покоритель воздушного океана родился в Новосибирске, в семье служащего, а детство провел в детском доме города Серова. Евгению было четырнадцать, когда началась Великая Отечественная война. В это время он учился в ремесленном училище. Учеба давалась легко – сказалась выучка в детдоме – там были столярная и слесарная мастерские, где Женя много времени проводил за тисками и верстаком.

После выпуска из училища Андреева отправили на оборонный завод. Завод выпускал танки и снаряды.

«Я точил болванки и представлял, как мои снаряды разят фашистов. После пяти выточенных болванок делал стойку на одной руке. И забава, и разминка»

 Вспоминал Андреев

 В 1943-м Андреева призвали в армию. Позже он признавался, что не грезил об авиации с самого детства, а мечтал стать моряком. По его мнению, моряки были самыми смелыми людьми. Судьба распорядилась по-своему, Евгений оказался в пехоте. По окончании учебы его оставили в запасном полку, несмотря на все просьбы о переводе в действующую армию. Затем, совершенно неожиданно, Андреева направили на медкомиссию, после которой он начал учебу в Армавирской школе пилотов. Здесь начался долгий путь Андреева-парашютиста.

Все началось с должности укладчика парашютов. Эта должность, несмотря на кажущееся простым название, очень ответственна. Требуется исключительная внимательность и точность, в случае малейшей ошибки в укладке – парашют в воздухе не раскроется. Как и многие другие укладчики парашютов, в дальнейшем ставшие парашютистами, Евгений вскоре готовился к своему первому прыжку.

 «День первого прыжка. Сажусь в кабину старенького, видавшего виды ПО-2. На высоте в восемьсот метров летчик сбавил обороты, кивком головы дал знак приготовиться к прыжку. Я вылез из кабины, встал на плоскость крыла и правую руку перенес на вытяжное кольцо. Страха не было, просто казалось, что очень долго стою на плоскости. Наконец услышал: «Пошел!» - и оттолкнулся от самолета. Когда мне показалось, что скоро земля, рванул вытяжное кольцо. Сильный динамический удар – и мое падение стремительно прекратилось. Шелковый купол плавно и приветливо раскачивался над головой. Поудобнее устроившись в круговой лямке подвесной системы, стал рассматривать наш городок. Скорость снижения сначала не ощущалась, потом земля стала надвигаться все стремительнее. Приземлился удачно. Купол парашюта лег рядом»

Осенью 1947 года Андреев вошел в состав группы испытателей средств спасения экипажей новых, только начавших поступать на вооружение реактивных самолетов. Евгений вспоминает особенно сложные испытания, например те, что проходили в Заполярье. Тогда испытывался высотный морской костюм. Температура воды в Баренцевом море была плюс один градус Цельсия, дул сильный северный ветер.

Андреев Е.Н. перед прыжком Предстояло выполнить прыжок на воду. Высотный костюм серьезно усложнял задачу – гермошлем, парашют с носимым аварийным запасом, лодка и кислородный прибор, различные разъемы, герметичные перчатки. Накануне в гостинице Евгений разговорился с моряком, который долго служил в этих краях и рассказал, как в годы войны в этом районе летчик, прыгнувший с парашютом в море, был съеден акулой. Настроение Андреева было испорчено, ночью его мучали кошмары, утром он встал разбитым. Однако, объективные показатели организма были в порядке, и Андреев стал собираться. Сначала – высотный костюм, затем вентиляционный, гермооболочка. Но Евгений не думал о сложности задания, не думал о том, что придется падать несколько тысяч метров, он думал об акулах.

Первая часть задания – свободное падение – прошло нормально. Андреев выпустил лодку и начал готовиться к приводнению. Потом почувствовал воду – холодную и неприветливую. Евгений осмотрелся, лодки, которая должна была быть рядом с ним, не оказалось. Волны были сильные, и кроме них ничего не было видно. Наконец, он заметил лодку, оранжевую как апельсин, она быстро удалялась, гонимая ветром.

В этот момент ледяная вода стала заполнять костюм парашютиста. Это произошло, т.к. шнур, связывающий Евгения с лодкой, оборвался в месте крепления к гермооболочке и вырвал из нее небольшой кусок – костюм разгерметизировался. Над поверхностью оставалась только голова в гермошлеме, костюм терял плавучесть. Нужно было надуть резиновый ворот, но для этого требовалось дернуть включатель баллона, который находился под подвесной системой парашюта. В перчатках действовать было крайне неудобно, однако Андрееву удалось надуть ворот.

Все это время наш герой думал об акулах, и поджимал ноги, стараясь стать меньше и незаметнее. Эти действия были бесполезны – парашютист в своем костюме, отливающем серебром, был похож на огромную приманку. Затем Евгений заметил вертолет, на который его подняли на тросе лебедки. Позже, когда испытатель отдыхал на Черном море, он долго вспоминал горько-соленый вкус ледяной воды Баренцева моря.

Евгений Андреев внес свой вклад и в развитие космоса. Коллектив, в котором он работал, проводил испытания средств спасения космонавтов. Парашютисты испытывали систему катапультирования кресла первого космонавта, парашют, скафандр, участвовали в проверке шлюза, через который Алексей Леонов вышел в открытый космос. Также испытатели помогали будущим космонавтам в совершенстве освоить парашютную систему, технику выполнения прыжка.

Слева на право: Юрий Гагарин, Павел Попович, Герман Титов, Андриян Николаев «Всем нам было приятно работать с Юрием Гагариным, Германом Титовым, Павлом Поповичем, Павлом Беляевым и другими первооткрывателями космоса. Тесная дружба связала испытателей и космонавтов. Пока не было Звездного мы, как говорится, жили под одной крышей, часто проводили вместе свободное время»

В дальнейшем Андрееву приходилось испытывать системы катапультирования на различных самолетах и высотах полета, в том числе катапультирование на сверхзвуковой скорости. В назначенное утро Евгений занял свое место в кабине истребителя. Высотометр показывал полторы тысячи метров. Летчик дал команду приготовиться. Андреев подобрался в кресле, положил руки на рычаги катапульты, подогнул ноги. Летчик дал команду: «Пошел!»

«Нажал на рычаг катапульты. Выстрела не слышал. Резкий удар снизу выбросил вверх. Другой удар обрушился в воздухе. Встречный скоростной напор перехватил дыхание, заставил зажмуриться. Всем телом ощутил почти твердую плотность воздушной массы. Звенящая тишина окутала всего. Медлить нельзя. Теряя поступательную скорость, чувствовал, как увеличивается скорость свободного падения. До земли считанные сотни метров. Быстро отстегнул привязные ремни и расстался с креслом. Затем привычный рывок натяжного кольца, а над головой распахнулся купол парашюта. Теперь можно поздравить себя с первым катапультированием»

После каждого катапультирования парашютистам предлагалось стрелять по мишеням. Дело в том, что стрельба – один из элементов проверки работоспособности человека после катапультирования. На двадцатиметровой дистанции Андреев выбил сорок четыре очка из пятидесяти возможных.

обложка книги, написаннной Андреевым Случались и комичные ситуации. Однажды парашютисты должны были приземлиться на  луг для испытания возможности точного приземления в указанном месте. Оказалось, что на зеленом лугу паслось большое стадо коров. Первый парашютист угодил в самую середину стада. Он опустился прямо на корову, едва не сбив ее с ног, скатился на землю, но сразу вскочил. «Удачно прикоровился!». Затем события приняли опасный оборот. День был почти безветренный, и парашют испытателя, словно огромный разноцветный шатер, накрыл злополучную корову. Ошалев от страха, она дико заревела и понеслась галопом, таща за собой парашютиста, не успевшего освободиться от подвесной системы.

В это время стали опускаться другие парашютисты, и стадо совсем взбесилось. Никогда не подозревал в этих, обычно флегматичных, животных такого буйного темперамента. Они метались из стороны в сторону, сталкиваясь друг с другом. Отчаянное мычание наполняло воздух.

В тот же миг парашютист увидел в пяти шагах от себя большого быка.

В отличие от коров он не бегал, не метался, а неторопливо шел, низко опустив тяжелую лобастую голову и грозно напружинив могучий загривок. Ясно было видно в ноздрях быка большое металлическое кольцо со светлой полоской в том месте, где к нему обычно крепилась цепь, зарубцевавшийся разрыв на правом ухе и рога — широко расставленные, массивные у основания и острые на концах, блестящие, будто отполированные.

Парашютист пожалел, что не родился тореадором... Первая мысль — вскочить и бежать. Внезапно, словно в приключенческом кинофильме, пришло спасение. Оно явилось в образе пастуха — древнего деда с кнутом через плечо и суковатой палкой в руках. Несмотря на летнюю жару, он был одет в валенки, стеганый ватник и в старую смушковую папаху.

— Борька, не балуй! — крикнул дед, замахиваясь на быка суковатой палкой.

Бык  мотнул головой и послушно остановился, а парашютист проворно вскочил на ноги и малодушно спрятался за сгорбленную спину старого пастуха.

— С неба прыгаешь, а быка испугался,— усмехнулся дед.— Борька-то у нас не бодучий, только баловать любит. Племенной, лучший на всю область.

          Пастух посмотрел на свое разбежавшееся стадо и с укоризной сказал:

— Эх вы, соколы, всю скотину разогнали...

Значок Андреева Нелегка судьба парашютиста-испытателя. Приходилось сталкиваться  и с тяжелейшим травмами, и последующим самопреодолением. Во время одного из испытаний противоперегрузочных жилетов, Андреев должен был катапультироваться со скоростного бомбардировщика.

«Задание было не очень сложным. Прыжок с полутора тысяч метров, парашют раскрывается на восьмистах, скорость – 750 километров в час. «Пошел!» - звучит команда. Напрягшись, я стиснул рычаги выстрела кресла. Меня выбрасывает из кабины. И тут же пронзает дикая боль. Из-за несимметричного обтекания попадаю в штопор. Вижу, как правая нога, словно посторонний предмет, лежит горизонтально на потоке воздуха под углом девяносто градусов к туловищу»

 Позже стало известно, что в момент отсоединения  кресло ударило испытателя по бедру, вызвав рассечение на мелкие кусочки более 16 сантиметров ноги. Врачи Института имени Склифосовского сделали ужасное заключение – необходима ампутация. Естественно, Андреев был против такого решения, стать инвалидом в 27 лет – означало потерять все. Его поддержал хирург Алексей Васильевич Смирнов, он предложил все-таки попробовать «собрать» ногу. Больше двух месяцев лечения, год реабилитации – в результате нога срослась, но стала на 4 сантиметра короче.

И вот стою я перед врачебно-летной комиссией. На столе рентгеновские снимки, выписки из истории болезни, ворох анализов. Смотрят врачи, головами качают. Нет, мол, друг, служить служи, но прыгать - прости. Ах так?! - думаю. Да как разбежался, сделал заднее сальто, на одной руке стойку зафиксировал... «Черт с тобой, - махнул рукой генерал, председатель комиссии. – Прыгай.»

 Вспоминал испытатель

Перед прыжком из стратосферы       В рамках секретного эксперимента, проводимого руководителем  советской космической программы С.П.Королевым, требовалось испытать  новое снаряжение в условиях стратосферы, то есть почти космических. Задание было поручено Е.Н. Андрееву и П.И. Долгову. Испытатели должны были не только прыгать, но и пилотирорвать аэростат. И они приобрели навыки пилотов-аэронавтов, прошли курс теории воздухоплавания и сдали все зачеты.  И вот 1 ноября 1962 года с Вольского полигона аэростат  «СС» - «Волга», сооружение объемом 70 тысяч кубометров и 100-метровой высоты, наполненный гелием, поднял гондолу с Андреевым и Долговым на высоту 25548 м. Такого опыта в мировой практике еще не было. Американцы бросали манекен с такой же высоты, но установленные на нем датчики зафиксировали большие перегрузки, и американцы отказались от экспериментов. «Волга» поднялась на заданную высоту. По заданию Андреев должен был покинуть корабль и лететь, не раскрывая парашют, до высоты в тысячу метров. Общее время свободного падения составит 5 минут, а быстрейшая скорость – около 900 километров в час (с такой скоростью летают современные самолеты Boeing-767 и Airbus A-320). Подъем в стратосферу занял почти 2 часа. Температура за бортом – минус 65.

Стратосфера «Я отстрелил крышку своего люка, через который мне предстояло катапультироваться,  на прощание помахал Долгову, перевернулся на спину, чтобы теплоотдача была меньше, и - вперед. До этого мне приходилось много прыгать ночью. И тем не менее небо поразило: густого, чернильного цвета и звезды - близко-близко. Покосился через плечо вниз, а там голубизна, ярко-оранжевое солнце... Красотища.»

Напарнику Андреева Долгову не повезло – покидая люк, он ударился остеклением скафандра о корабль, произошла разгерметизация. Как известно, чем выше – тем ниже температура кипения жидкостей. На высоте, с которой прыгали испытатели, температура кипения жидкостей составляет 37 градусов – температуру человеческого тела. У Долгова после разгерметизации мгновенно вскипела кровь, он погиб за секунды.

Прыжок Андреева прошел успешно. Он установил сразу два мировых рекорда – по высоте и длительности падения. Первый рекорд держался до 2012 года, его побил Феликс Баумгартнер, который прыгнул с высоты в 39 километров. Однако, свободное падение Баумгартнера продолжалось 260 секунд, Андреев же падал на 10 секунд дольше. Рекорд по времени свободного падения до сих пор сохранятся за Евгением Андреевым.

памятник Андрееву Е.Н. Евгений Андреев был человеком огромного мужества, храбрости и самодисциплины. Его по праву можно назвать великим парашютистом-испытателем.

          Евгений Николаевич скончался 9 февраля 2000 года. Он похоронен на кладбище села Леониха Щелковского района Московской области.

      Не только серовчане, но и жители Нижнего Тагила  считают  Евгения Николаевича своим земляком. Воспитанник Серовского детского дома, учащийся ремесленного училища и рабочий оборонного завода в Нижнем Тагиле, он 6 лет прожил на Урале, где получил рабочую закалку, которая помогла ему в его будущей профессии испытателя.  Можно сказать, что  его  путь к небу пролегал и через наши места.

Хотите узнать, что будет дальше?

Вопрос ПетиИнтересно, что среди таких трудных испытаний постоянных тренировок,  Евгений Николаевич находил время для шуток и веселого отношения к жизни. Горжусь тем, что мировой рекорд установил наш земляк!

В этом зале мы узнали много информации и всяких цифр. Наверняка, вы все запомнили. Да? Тогда ответьте, пожалуйста, на мой вопрос.

Тот, кто ответит правильно, пойдет со мной в следующий зал и узнает о том, как в нашем городе работал целый аэроклуб.

Вопрос: Когда Евгений Николаевич Андреев открыл люк в гондоле, какая температура была в стратосфере?

Евгений Николаевич Андреев

годы жизни: 04.09.1926г.- 09.02.2000г. 

Евгений Николаевич Андреев, 04.09.1926г.- 09.02.2000г.  Герой Советского Союза (1962), полковник, Заслуженный мастер спорта СССР (1963), Заслуженный парашютист - испытатель (1985), мировой рекордсмен по прыжкам с парашютом. Проводил опробование высотного оборудования летчиков и снаряжения космонавтов. Разработал правила покидания самолетов и вертолетов в критической ситуации. Совершил 4500 прыжков с парашютом из них 8 из стратосферы. Андреев первым в СССР покинул самолет на сверхзвуковой скорости.

Стратосфера

Стратосфера Стратосфера (от лат. stratum — настил, слой) — слой атмосферы, располагающийся на высоте от 11 до 50 км. Характерно незначительное изменение температуры в слое 11—25 км (нижний слой стратосферы) и повышение её в слое 25—40 км от −56,5 до 0,8 °С (верхний слой стратосферы или область инверсии). Достигнув на высоте около 40 км значения около 273 К (почти 0 °C), температура остаётся постоянной до высоты около 55 км. Эта область постоянной температуры называется стратопаузой и является границей между стратосферой и мезосферой.

Плотность воздуха в стратосфере в десятки и сотни раз меньше чем на уровне моря. Именно в стратосфере располагается слой озоносферы («озоновый слой») (на высоте от 15—20 до 55—60 км), который определяет верхний предел жизни в биосфере. Озон (О3) образуется в результате фотохимических реакций наиболее интенсивно на высоте примерно 30 км. Общая масса О3 составила бы при нормальном давлении слой толщиной 1,7—4,0 мм, но и этого достаточно для поглощения губительного для жизни ультрафиолетового излучения Солнца. Разрушение О3 происходит при его взаимодействии со свободными радикалами, NO, галогенсодержащими соединениями (в т. ч. «фреонами»).

В стратосфере задерживается большая часть коротковолновой части ультрафиолетового излучения (180—200 нм) и происходит трансформация энергии коротких волн. Под влиянием этих лучей изменяются магнитные поля, распадаются молекулы, происходит ионизация, новообразование газов и других химических соединений. Эти процессы можно наблюдать в виде северных сияний, зарниц и других свечений.

Войти на сайт