Скачать бесплатно шаблоны для Wordpress.
Новые шаблоны DLE 10 на dlepro.ru
Пятница, 08 Ноябрь 2013 16:08

Ирина Баяновна Соловьева

     Соловьева Ирина Баяновна Ирина Баяновна Соловьева родилась в поселке Киреевский рудник Тульской области.  В город Серов ее семья перехала во время Великой Отечественной войны, когда Ирине было 4 года. Родители: Баян Владимирович Соловьев, преподаватель русского языка и литературы в ФЗУ, и Вера Владимировна Писарева, тоже работавшая в школе фабрично-заводского ученичества, познакомились и стали супругами в Серове. Отец ушел на фронт и пропал без вести, последним известием о его судьбе стало сообщение о том, что он «выбыл в другую часть».

В этом же тяжелом 1942  году  семья Соловьевых вернулась в Серов. Мама Ирины – Вера Владимировна была художницей, преподавала рисование в школе. Можно ли было представить, что в семье интеллигентов - учителя-историка и художницы вырастет такая сильная девушка, которая в будущем совершит две с половиной тысячи прыжков с парашютом и будет участвовать в полярных экспедициях по архипелагам Северного Ледовитого океана? Как это всегда бывает, тяга к приключениям начала проявляться с самого раннего возраста.

«В детстве говорила, что хотела бы стать мальчиком. Была спокойной, не капризничала. Лет в шесть она любила забираться на высокий подоконник, прыгать с него, звонко крича: «Я лечу!» А еще часто плясала на подоконнике, рискуя выпасть с высокого этажа».

 вспоминал Лев Баянович, брат Ирины

    В Серове Ирина закончила школу № 22,  увлекалась математикой и физикой, затем поступила в Уральский политичехнический институт на строительный факультет. Интересный факт – в это же время на этом факультете учился Борис Ельцин. Немало значимых для страны людей воспитал Уральский политех! Будучи студенткой первого курса Ирина вступила в Свердловский аэроклуб ДОСААФ имени ГСС Анатолия Константиновича Серова – другого героя нашей истории. 

Всего за четыре года занятий в аэроклубе Ирина выполнила норматив мастера спорта СССР по парашютному спорту, установила четыре всесоюзных рекорда, регулярно выступала за сборные РСФСР и СССР.  В 1961-м она добилась выдающихся результатов на международных состязаниях в Чехословакии и Франции, входя в состав сборной Советского Союза. Ирина Соловьева три раза становилась чемпионкой нашей страны, пять раз устанавливала мировые рекорды. Ирина Баяновна вспоминает своих наставников в клубе:

 «Они все были великие люди: начальник клуба, подполковник, фронтовик Спартак Иосифович Маковский, первый ее инструктор Дмитрий Иванович Мухачев, первый командир звена Иван Филиппович Сикорский. А инструктором в институтском кружке был Сергей Киселев — хороший спортсмен, душа команды»

 Ирина вскоре стала женой Сергея Киселева, выпускника УПИ, рекордсмена мира, в будущем заслуженного тренера РСФСР. Занятия в аэроклубе Ирина Баяновна вспоминает с самыми теплыми чувствами:

«Упивались высотным ветром и не могли утолить всей жажды. Я прыгала наравне с парнями, опасаясь — по-детски, смешливо — одного: «Только бы мама не узнала!» «Маме не говори!» — напоминала я младшей сестре Елене. Как будто мама не знала, не чувствовала, деликатно поддерживая заговор дочерей. Рекорды, сборная Союза — все это было и гордостью маминой, и тайным страхом за отчаянную дочь»

Первый отряд космонавтов, Соловьева сидит справа Следующим этапом в жизни Ирины стал уход из аэроклуба и переезд в Москву для учебы в Высшей военной-инженерной академии имени Жуковского. По всей стране шел отбор в женский отряд космонавтов. Проходил он в условиях строгой секретности. Для родственников Ирина якобы уезжала на какие-то сборы. Подруга Ирины по парашютному клубу Татьяна проходила собеседования параллельно с Ириной, при этом узнали об этом обе девушки только на финальном обследовании, а все предыдущие этапы не знали, что участвуют в одном и том же отборе.

Ирина Баяновна до сих пор считает уход из аэроклуба очень грустным событием. Несмотря на то, что была известна цель прохождение бесконечных тестов и медкомиссий, было огромное желание вернуться обратно в клуб к близким друзьям и коллегам.

Уже после прохождения финального этапа отбора, когда было ясно, что назад пути нет, Ирина напоследок все же успела  совершить несколько прыжков, в том числе с приземлением прямо на лед Верх-Исетского пруда.

женский отряд космонавтов Мама Ирины очень переживала за дочь, за ее поездку, покрытую тайной. Всего выбрали пять кандидаток: Валентину Терешкову, Ирину Соловьеву, Валентину Пономареву, Татьяну Кузнецову и Жанну Еркину, все были зачислены в академию, но нашу Ирину сразу перевели на второй курс – у нее уже было высшее образование. 

Никто из кандидаток до последнего момента не знал, кто полетит в космос, но все упорно трудились, учились, проходили трудные испытания. Главный конструктор Сергей Королев предупредил девушек перед началом подготовки по космической программе:

«Вам придется сделать выбор: либо готовиться к полетам, либо выходить замуж и рожать детей».

Естественно, все кандидатки выбрали первый вариант. Режим, объем, нагрузки – девушкам не делали никаких скидок, подготовка проводилась абсолютно такая же, как для мужчин - будущих космонавтов. Тренировки включали в себя центрифугу с перегрузками в несколько G, и термокамеры с температурой, превышающей нормальную в несколько раз, и тренировочные имитации полетов в шумоизолированной сурдокамере. Готовили девушек и к экстренным посадкам – учили действиям в ситуациях, когда челнок приземляется в открытом океане, или за полярным кругом.

«Женский отряд все стали называть «космическими амазонками», Юрий Гагарин - «космическими березками», а кто-то окрестил их «особым бабьим батальоном».

Соловьева и Пономарева Позже стало известно, что в космос летит Валентина Терешкова. Почему выбор был именно таким? Ведь известно, что подготовлена она была не лучше других. Скорее всего, дело в биографии девушки - ткачиха с фабрики, секретарь комитета комсомола предприятия. Также, скорее всего, выбор не пал на Ирину Соловьеву, потому что политбюро не устроило необычное отчество нашей героини. К тому же Валентина отлично владела аудиторией, имела хороший организаторский опыт, например, выйти из Звездного и погулять по Москве кандидаткам удавалось только после разговоров Терешковой с командованием. Однако комиссия все-таки назначила Ирину Соловьеву дублером № 1.

День перед полетом Терешковой Ирина помнит в деталях. На космодром она ехала расстроенной и сильно переживала. С ней вместе  добирался  до  Байконура космонавт Борис Волынов,  который старался всячески приободрить Ирину:

Ирина Соловьева и С.П. Королев.«Он всячески тормошил меня, крутил мое кресло, пытался ущипнуть меня через гермошлем. Что будет с нами дальше, никто не знал. Уйти из отряда просто так было нельзя. На такой поступок мог решиться только Герман Титов, он всегда был независим».

«Утро на Байконуре перед стартом Терешковой. У основного дублера Соловьевой беда – порвалась резиновая оболочка скафандра на шее. Пришлось поменяться скафандрами со вторым дублером – Пономаревой. Теперь уж точно не лететь ей – в чужом скафандре не позволят. Ирина вдруг почувствовала себя очень одинокой. Тайком срезала счастливую эмблему чайки со своего скафандра. Валентина бодро докладывала о том, что полет проходит нормально. Вечером оставшиеся на земле девушки вышли посмотреть на яркую точку, пролетавшую в небе над космодромом. Радовались, конечно, за Терешкову. И были уверены: они тоже скоро полетят».

       Соловьева Ирина Баяновна   У «Березы» (позывные Ирины Соловьевой) оставался еще один шанс.  В 1965-м году планировался полет на корабле «Восход» с выходом в открытый космос.  Соловьева должна была лететь в качестве второго (выходящего) пилота вместе с Валентиной Пономаревой. Увы,  побывать в космосе девушкам не удалось. Год спустя они вновь готовились к аналогичному полету, но в 1966 году программа "Восход" была закрыта.   

В 1969 году весь женский отряд космонавтов был расформирован.

          Ирина Баяновна и остальные девушки остались работать в Звездном городке, они и дальше связывали свою жизнь с космосом.

Наша героиня работала в научно-исследовательском отделе, ее диссертация называется «Психологическое моделирование и исследование деятельности оператора в условиях стресса». Кому, как не Соловьевой, совершившей тысячи прыжков, знать о работе в условиях стресса? Ведь во время прыжков мало удачно приземлиться, нужно выполнять указания, следить за показаниями приборов, расшифровывать кодовые сигналы с земли.

           С 1964-1967 год Ирина Баяновна обучалась в военно-воздушной академии им. Жуковского в Москве по специальности «летчик инженер - космонавт».

          Она начала работать в Центре подготовки космонавтов и трудилась там более 50- ти лет. Ирина Соловьева - один из главных разработчиков методики специальной парашютной подготовки космонавтов 1980 года.

         

И.Б.Соловьева и С.Прокопьев. Обсуждение выполненного прыжка

       После ухода из отряда космонавтов Ирина Баяновна Соловьева вернулась к своему любимому занятию – парашютизму, она перестала прыгать с парашютом только в 1992 году.

метелица, Соловьева в команде была психологом группы

   Лыжи - вторая после парашютов страсть Ирины Соловьевой. С 1974 года Ирина Баяновна входила в женскую лыжную команду «Метелица».

     «Метелица»   - научно-спортивная команда, совершающая научные экспедиции в высоких широтах. С «Метелицей» Соловьева 10 раз была в Арктике, на Земле Франца-Иосифа. Она - автор очерков «С «Метелицей» - на край света».

         Замечательно сложилась семейная жизнь Ирины Баяновны. Двое детей: сын Алексей стал летчиком, дочь Лена – педагогом. Сегодня полковник ВВС в отставке Ирина Баяновна Соловьева вместе с мужем Сергеем Александровичем Киселевым ведет обширную просветительскую деятельность. 

Published in Наши герои

Е.Н.Андреев Будущий Герой Советского Союза и покоритель воздушного океана родился в Новосибирске, в семье служащего, а детство провел в детском доме города Серова. Евгению было четырнадцать, когда началась Великая Отечественная война. В это время он учился в ремесленном училище. Учеба давалась легко – сказалась выучка в детдоме – там были столярная и слесарная мастерские, где Женя много времени проводил за тисками и верстаком.

После выпуска из училища Андреева отправили на оборонный завод. Завод выпускал танки и снаряды.

«Я точил болванки и представлял, как мои снаряды разят фашистов. После пяти выточенных болванок делал стойку на одной руке. И забава, и разминка»

 Вспоминал Андреев

 В 1943-м Андреева призвали в армию. Позже он признавался, что не грезил об авиации с самого детства, а мечтал стать моряком. По его мнению, моряки были самыми смелыми людьми. Судьба распорядилась по-своему, Евгений оказался в пехоте. По окончании учебы его оставили в запасном полку, несмотря на все просьбы о переводе в действующую армию. Затем, совершенно неожиданно, Андреева направили на медкомиссию, после которой он начал учебу в Армавирской школе пилотов. Здесь начался долгий путь Андреева-парашютиста.

Все началось с должности укладчика парашютов. Эта должность, несмотря на кажущееся простым название, очень ответственна. Требуется исключительная внимательность и точность, в случае малейшей ошибки в укладке – парашют в воздухе не раскроется. Как и многие другие укладчики парашютов, в дальнейшем ставшие парашютистами, Евгений вскоре готовился к своему первому прыжку.

 «День первого прыжка. Сажусь в кабину старенького, видавшего виды ПО-2. На высоте в восемьсот метров летчик сбавил обороты, кивком головы дал знак приготовиться к прыжку. Я вылез из кабины, встал на плоскость крыла и правую руку перенес на вытяжное кольцо. Страха не было, просто казалось, что очень долго стою на плоскости. Наконец услышал: «Пошел!» - и оттолкнулся от самолета. Когда мне показалось, что скоро земля, рванул вытяжное кольцо. Сильный динамический удар – и мое падение стремительно прекратилось. Шелковый купол плавно и приветливо раскачивался над головой. Поудобнее устроившись в круговой лямке подвесной системы, стал рассматривать наш городок. Скорость снижения сначала не ощущалась, потом земля стала надвигаться все стремительнее. Приземлился удачно. Купол парашюта лег рядом»

Осенью 1947 года Андреев вошел в состав группы испытателей средств спасения экипажей новых, только начавших поступать на вооружение реактивных самолетов. Евгений вспоминает особенно сложные испытания, например те, что проходили в Заполярье. Тогда испытывался высотный морской костюм. Температура воды в Баренцевом море была плюс один градус Цельсия, дул сильный северный ветер.

Андреев Е.Н. перед прыжком Предстояло выполнить прыжок на воду. Высотный костюм серьезно усложнял задачу – гермошлем, парашют с носимым аварийным запасом, лодка и кислородный прибор, различные разъемы, герметичные перчатки. Накануне в гостинице Евгений разговорился с моряком, который долго служил в этих краях и рассказал, как в годы войны в этом районе летчик, прыгнувший с парашютом в море, был съеден акулой. Настроение Андреева было испорчено, ночью его мучали кошмары, утром он встал разбитым. Однако, объективные показатели организма были в порядке, и Андреев стал собираться. Сначала – высотный костюм, затем вентиляционный, гермооболочка. Но Евгений не думал о сложности задания, не думал о том, что придется падать несколько тысяч метров, он думал об акулах.

Первая часть задания – свободное падение – прошло нормально. Андреев выпустил лодку и начал готовиться к приводнению. Потом почувствовал воду – холодную и неприветливую. Евгений осмотрелся, лодки, которая должна была быть рядом с ним, не оказалось. Волны были сильные, и кроме них ничего не было видно. Наконец, он заметил лодку, оранжевую как апельсин, она быстро удалялась, гонимая ветром.

В этот момент ледяная вода стала заполнять костюм парашютиста. Это произошло, т.к. шнур, связывающий Евгения с лодкой, оборвался в месте крепления к гермооболочке и вырвал из нее небольшой кусок – костюм разгерметизировался. Над поверхностью оставалась только голова в гермошлеме, костюм терял плавучесть. Нужно было надуть резиновый ворот, но для этого требовалось дернуть включатель баллона, который находился под подвесной системой парашюта. В перчатках действовать было крайне неудобно, однако Андрееву удалось надуть ворот.

Все это время наш герой думал об акулах, и поджимал ноги, стараясь стать меньше и незаметнее. Эти действия были бесполезны – парашютист в своем костюме, отливающем серебром, был похож на огромную приманку. Затем Евгений заметил вертолет, на который его подняли на тросе лебедки. Позже, когда испытатель отдыхал на Черном море, он долго вспоминал горько-соленый вкус ледяной воды Баренцева моря.

Евгений Андреев внес свой вклад и в развитие космоса. Коллектив, в котором он работал, проводил испытания средств спасения космонавтов. Парашютисты испытывали систему катапультирования кресла первого космонавта, парашют, скафандр, участвовали в проверке шлюза, через который Алексей Леонов вышел в открытый космос. Также испытатели помогали будущим космонавтам в совершенстве освоить парашютную систему, технику выполнения прыжка.

Слева на право: Юрий Гагарин, Павел Попович, Герман Титов, Андриян Николаев «Всем нам было приятно работать с Юрием Гагариным, Германом Титовым, Павлом Поповичем, Павлом Беляевым и другими первооткрывателями космоса. Тесная дружба связала испытателей и космонавтов. Пока не было Звездного мы, как говорится, жили под одной крышей, часто проводили вместе свободное время»

В дальнейшем Андрееву приходилось испытывать системы катапультирования на различных самолетах и высотах полета, в том числе катапультирование на сверхзвуковой скорости. В назначенное утро Евгений занял свое место в кабине истребителя. Высотометр показывал полторы тысячи метров. Летчик дал команду приготовиться. Андреев подобрался в кресле, положил руки на рычаги катапульты, подогнул ноги. Летчик дал команду: «Пошел!»

«Нажал на рычаг катапульты. Выстрела не слышал. Резкий удар снизу выбросил вверх. Другой удар обрушился в воздухе. Встречный скоростной напор перехватил дыхание, заставил зажмуриться. Всем телом ощутил почти твердую плотность воздушной массы. Звенящая тишина окутала всего. Медлить нельзя. Теряя поступательную скорость, чувствовал, как увеличивается скорость свободного падения. До земли считанные сотни метров. Быстро отстегнул привязные ремни и расстался с креслом. Затем привычный рывок натяжного кольца, а над головой распахнулся купол парашюта. Теперь можно поздравить себя с первым катапультированием»

После каждого катапультирования парашютистам предлагалось стрелять по мишеням. Дело в том, что стрельба – один из элементов проверки работоспособности человека после катапультирования. На двадцатиметровой дистанции Андреев выбил сорок четыре очка из пятидесяти возможных.

обложка книги, написаннной Андреевым Случались и комичные ситуации. Однажды парашютисты должны были приземлиться на  луг для испытания возможности точного приземления в указанном месте. Оказалось, что на зеленом лугу паслось большое стадо коров. Первый парашютист угодил в самую середину стада. Он опустился прямо на корову, едва не сбив ее с ног, скатился на землю, но сразу вскочил. «Удачно прикоровился!». Затем события приняли опасный оборот. День был почти безветренный, и парашют испытателя, словно огромный разноцветный шатер, накрыл злополучную корову. Ошалев от страха, она дико заревела и понеслась галопом, таща за собой парашютиста, не успевшего освободиться от подвесной системы.

В это время стали опускаться другие парашютисты, и стадо совсем взбесилось. Никогда не подозревал в этих, обычно флегматичных, животных такого буйного темперамента. Они метались из стороны в сторону, сталкиваясь друг с другом. Отчаянное мычание наполняло воздух.

В тот же миг парашютист увидел в пяти шагах от себя большого быка.

В отличие от коров он не бегал, не метался, а неторопливо шел, низко опустив тяжелую лобастую голову и грозно напружинив могучий загривок. Ясно было видно в ноздрях быка большое металлическое кольцо со светлой полоской в том месте, где к нему обычно крепилась цепь, зарубцевавшийся разрыв на правом ухе и рога — широко расставленные, массивные у основания и острые на концах, блестящие, будто отполированные.

Парашютист пожалел, что не родился тореадором... Первая мысль — вскочить и бежать. Внезапно, словно в приключенческом кинофильме, пришло спасение. Оно явилось в образе пастуха — древнего деда с кнутом через плечо и суковатой палкой в руках. Несмотря на летнюю жару, он был одет в валенки, стеганый ватник и в старую смушковую папаху.

— Борька, не балуй! — крикнул дед, замахиваясь на быка суковатой палкой.

Бык  мотнул головой и послушно остановился, а парашютист проворно вскочил на ноги и малодушно спрятался за сгорбленную спину старого пастуха.

— С неба прыгаешь, а быка испугался,— усмехнулся дед.— Борька-то у нас не бодучий, только баловать любит. Племенной, лучший на всю область.

          Пастух посмотрел на свое разбежавшееся стадо и с укоризной сказал:

— Эх вы, соколы, всю скотину разогнали...

Значок Андреева Нелегка судьба парашютиста-испытателя. Приходилось сталкиваться  и с тяжелейшим травмами, и последующим самопреодолением. Во время одного из испытаний противоперегрузочных жилетов, Андреев должен был катапультироваться со скоростного бомбардировщика.

«Задание было не очень сложным. Прыжок с полутора тысяч метров, парашют раскрывается на восьмистах, скорость – 750 километров в час. «Пошел!» - звучит команда. Напрягшись, я стиснул рычаги выстрела кресла. Меня выбрасывает из кабины. И тут же пронзает дикая боль. Из-за несимметричного обтекания попадаю в штопор. Вижу, как правая нога, словно посторонний предмет, лежит горизонтально на потоке воздуха под углом девяносто градусов к туловищу»

 Позже стало известно, что в момент отсоединения  кресло ударило испытателя по бедру, вызвав рассечение на мелкие кусочки более 16 сантиметров ноги. Врачи Института имени Склифосовского сделали ужасное заключение – необходима ампутация. Естественно, Андреев был против такого решения, стать инвалидом в 27 лет – означало потерять все. Его поддержал хирург Алексей Васильевич Смирнов, он предложил все-таки попробовать «собрать» ногу. Больше двух месяцев лечения, год реабилитации – в результате нога срослась, но стала на 4 сантиметра короче.

И вот стою я перед врачебно-летной комиссией. На столе рентгеновские снимки, выписки из истории болезни, ворох анализов. Смотрят врачи, головами качают. Нет, мол, друг, служить служи, но прыгать - прости. Ах так?! - думаю. Да как разбежался, сделал заднее сальто, на одной руке стойку зафиксировал... «Черт с тобой, - махнул рукой генерал, председатель комиссии. – Прыгай.»

 Вспоминал испытатель

Перед прыжком из стратосферы       В рамках секретного эксперимента, проводимого руководителем  советской космической программы С.П.Королевым, требовалось испытать  новое снаряжение в условиях стратосферы, то есть почти космических. Задание было поручено Е.Н. Андрееву и П.И. Долгову. Испытатели должны были не только прыгать, но и пилотирорвать аэростат. И они приобрели навыки пилотов-аэронавтов, прошли курс теории воздухоплавания и сдали все зачеты.  И вот 1 ноября 1962 года с Вольского полигона аэростат  «СС» - «Волга», сооружение объемом 70 тысяч кубометров и 100-метровой высоты, наполненный гелием, поднял гондолу с Андреевым и Долговым на высоту 25548 м. Такого опыта в мировой практике еще не было. Американцы бросали манекен с такой же высоты, но установленные на нем датчики зафиксировали большие перегрузки, и американцы отказались от экспериментов. «Волга» поднялась на заданную высоту. По заданию Андреев должен был покинуть корабль и лететь, не раскрывая парашют, до высоты в тысячу метров. Общее время свободного падения составит 5 минут, а быстрейшая скорость – около 900 километров в час (с такой скоростью летают современные самолеты Boeing-767 и Airbus A-320). Подъем в стратосферу занял почти 2 часа. Температура за бортом – минус 65.

Стратосфера «Я отстрелил крышку своего люка, через который мне предстояло катапультироваться,  на прощание помахал Долгову, перевернулся на спину, чтобы теплоотдача была меньше, и - вперед. До этого мне приходилось много прыгать ночью. И тем не менее небо поразило: густого, чернильного цвета и звезды - близко-близко. Покосился через плечо вниз, а там голубизна, ярко-оранжевое солнце... Красотища.»

Напарнику Андреева Долгову не повезло – покидая люк, он ударился остеклением скафандра о корабль, произошла разгерметизация. Как известно, чем выше – тем ниже температура кипения жидкостей. На высоте, с которой прыгали испытатели, температура кипения жидкостей составляет 37 градусов – температуру человеческого тела. У Долгова после разгерметизации мгновенно вскипела кровь, он погиб за секунды.

Прыжок Андреева прошел успешно. Он установил сразу два мировых рекорда – по высоте и длительности падения. Первый рекорд держался до 2012 года, его побил Феликс Баумгартнер, который прыгнул с высоты в 39 километров. Однако, свободное падение Баумгартнера продолжалось 260 секунд, Андреев же падал на 10 секунд дольше. Рекорд по времени свободного падения до сих пор сохранятся за Евгением Андреевым.

памятник Андрееву Е.Н. Евгений Андреев был человеком огромного мужества, храбрости и самодисциплины. Его по праву можно назвать великим парашютистом-испытателем.

          Евгений Николаевич скончался 9 февраля 2000 года. Он похоронен на кладбище села Леониха Щелковского района Московской области.

      Не только серовчане, но и жители Нижнего Тагила  считают  Евгения Николаевича своим земляком. Воспитанник Серовского детского дома, учащийся ремесленного училища и рабочий оборонного завода в Нижнем Тагиле, он 6 лет прожил на Урале, где получил рабочую закалку, которая помогла ему в его будущей профессии испытателя.  Можно сказать, что  его  путь к небу пролегал и через наши места.

Published in Наши герои

Войти на сайт